Translate

воскресенье, 15 декабря 2013 г.

ИДЕАЛИЗАЦИЯ "ГРАНИЦЫ"

Victorio's Death: Why Mexican Military Did Not Leave Records on Victorio's Death in Their Memoirs;
Hispanics vs Anglo-Saxons: issues of cultural identity
Гибель апачского вождя Викторио:  Спокойные hispanics vs Идеалистичные англо-саксы.  Почему мексиканцы не написали мемуаров о том, как погиб вождь Викторио?

Вопросы национального характера. 



Полковник Хоакин Террасас                                      вождь апачей Викторио       
     
                        
В продолжение вопроса о гибели вождя апачей Викторио, убитого на мексиканской территории. Викторио погиб в 1880 году результате большой военной экспедиции в штате Чиуауа, где объединились федеральные спецподразделения (если их так можно громко назвать) и приграничное ополчение.  Данная военная операция удивительна тем, что обычно против такого исключительного врага как апачи, с обеих сторон Границы (Фронтира) - и американской, и мексиканской - посылали особые армейские подразделения.  В данном же случае -  с Викторио покончило народное ополчение - каковой факт является исключительным в истории Севера Мексики, ибо набеги апачей приносили чудовищный урон мексиканцам - как простому населению, так и богатым латифундистам, несмотря на регулярные усилия по охране границы федеральной армии.  

Для индеанистов, конкретно интересующихся историей апачских войн, возникает законный, с их точки зрения, вопрос (ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)




-  Американские офицеры, участвовавшие в приграничных войнах с апачами и команчами, обычно оставляли подробнейшее описание событий, с точным указанием имен, дат и чуть ли не досье апачских вождей.  Почему нам неизвестно, - говорят индеанисты, в частности, Юрий Стукалин,что какой-то мексиканский офицер оставил хоть какое-то описание той военной экспедиции, где погиб Викторио?   Отсюда индеанисты делают вывод: -  значит, боя как такового не было, а было предательство - мексиканские крестьяне якобы заманили Викторио в ловушку пообещав отдых, а военная экспедиция подтянулась и покончила с его отрядом.     

                                                    
Продолжая эту логику, можно сказать, что мексиканские офицеры потому не написали воспоминаний, что им было неудобно и стыдно)) признаться, что с Викторио покончили "не по чеснаку" (по выражению Стукалина). (при этом индеанисты как-то забывают, что кадровых офицеров в данном походе было один-два, и один из них - руководитель экспедиции полковник Хоакин Террасас - действительно оставил мемуары!)

Таковое предположение, во-первых, комично, особенно желание индеаниста чтобы с индейцами дрались "по-чеснаку" ибо сами индейцы это редко делали  )), во вторых, отражает такое явление как "анти-мексиканские настроения" ("anti-mexican sentiments") проистекающие из американской литературы, и не является основой для заключения и выводов. В-третьих, предположение о том, что экспедиция Хоакина Террасаса была собрана в короткое время чтобы "засечь" Викторио, идущего на отдых в предательскую деревушку -  совершенно невероятно, если рассматривать известный нам фактический материал о "Войне Викторио" и его пребывании в Мексике в  1880 году.

Но самое главное - и это четвертый аргумент, - такое объяснение отсутствия мемуаров мексиканских офицеров как "стыд" за нечестное убийство Викторио   - страдает сильным недостатком, по причине незнания культурных особенностей Мексики и мексиканцев. Я, как исследователь и любитель Мексики, попыталась объяснить индеанистам разницу между англо-саксонским вИдением мира (каковое мне известно уже много лет), и мексиканским отношением к индейцам (каковое мне тоже известно непонаслышке). Однако, я отдаю себе отчет, что мои частные впечатления не могут служить веским доказательством в пользу моей точки зрения. Мои слова о том, что мексиканцы, в отличие от американцев, совершенно не обожествляли индейцев-апачей - не являются доказательством для индеанистов, для которых апачи - боги Войны, и якобы объективно нельзя им не поклоняться. Уважая их преданность теме, все же позволю себе объяснить этот с виду небольшой, но на самом деле критический для понимания мексиканцев момент.

                
Фредерик Тернер                                       Дэвид Вебер 


В статье, основанной на передовой книге "Война тысячи пустынь" Брайана Делэя (Беркли)(Brian Delay, A War of a Thousand Deserts), есть многочисленные ссылки на ученых-историков Фронтира, как с американской, так и с мексиканской стороны - в частности, на крупнейшего исследователя Границы Дэвида Вебера (David J.Weber).  Дэвид Вебер написал статью об историке-основателе изучения американского Фронтира - Фредерике Дж. Тернере (Frederick J.Turner).  Основная идея,  на которой строятся все исследования Тернера - это англо-саксонский дух исследования, пионерства, авантюризма и желание "создать из пустыни сад".  По словам Вебера, некоторые мексиканские исследователи, со своей стороны, тоже пытались применить эту идею Тернера к исследованию мексиканской Границы и к своему испанскому национальному характеру -  однако результат был ничтожен. Почему? Потому что подобная идея освоения Дикого Запада, которую Тернер рассматривает как "двигатель американской экономики и демократии", оказалась совершенно неприменима к мексиканской истории (где тоже происходило беспрецедентное освоение огромных территорий испанскими пионерами-исследователями). В чем же причина такой разницы в подходах?  Разница, как пишет далее Вебер - в национальном характере.

=="Идея о том, что англо-американский Фронтир" - пишет Вебер, - "способствовал он или нет продвижению демократии, как то утверждал Тернер (а американцы верили что способствовал) - сама эта идея имеет для американцев очень важное значение.  Со своей стороны, в Мексике не было подобной идеализации пограничной жизни. У мексиканцев не нашлось своего тернера, который бы создал свой национальный миф о благотворном влиянии Границы, и построил бы на нем достойную доверия интеллектуальную конструкцию"==.

Филип Пауэлл (Philip Wayne Powell), известный американский историк, изучавший Испанскую колонизацию Границы, также жаловался, что у мексиканцев НЕ СЛОЖИЛОСЬ своей литературы и фильмографии о "диком западе", как у американцев.  Он характеризовал Мексиканский Север как "мир, совершенно забытый" в мексиканской исторической литературе. 

Безусловно, это всего лишь одна часть того культурологического объяснения, которое можно привести в качестве аргумента тому факту, почему мексиканцы не идеализировали апачей. Есть и другие объяснения, почему мексиканцы и американцы совершенно по-разному смотрели на "детей пустыни", военных гениев и героический и несчастный народ - апачей.

Недоверие к мексиканцам со стороны американских офицеров во времена Фронтира, и современный англоцентризм американских ученых - никоим образом не являются доказательством того, что мексиканцы глупы, неповоротливы, не умели справиться с индейцами, или все поголовно крестьяне. Это всего лишь фантастическое отражение в головах наших индеанистов все того же явления, которое на цивилизованном)) английском языке  называется "anti-mexican sentiments", и является продолжением "Черной легенды", созданной английскими колонизаторами в отместку испанским колонизатором за то, что те первыми начали осваивать огромные пространства американского континента, опередив англо-саксов на целое столетие.

Итак, в контексте хорошо известной в Мексике и США (но не у нас ) культурной реалии,

Повторю, ПОЧЕМУ мексиканские офицеры не обожествляли апачей. - см. Страсти по Викторио, Часть 2:



Стукалин: 
меня интересуют ссылки на подробные отчеты других участников, каковые при развитом мексиканском бюрократическом механизме всегда составлялись в подобных случаях в большом количестве, или дневниковые записи участников - даже низший офицерский состав часто вел дневники, и не написать об этой грандиозной - и единственной такой масштабной за последние десятилетия - победе не могли. 
Таракихи:
Поскольку экспедиция была некоторым образом "частная", то и бюрократической переписки  не состоялось.

Более того - после того как экспедиция завершилась удачно, множество причастных лиц (как напр, сам полковник де Валье, проворонивший свое счастье), стали требовать от Террасаса чтобы он изменил свои "воспоминания", чтобы якобы там прозвучало что приказ был отдан полковником де Валье... На что Террасас благоразумно отказался.   

Сам Хоакин Террасас оставил и отчет, и мемуары. Его дядя (двоюродный брат, по более многочисленным источникам), Луис Террасас - личность настолько известная, что и без всяких мемуаров его до сих пор помнят в Чиуауа, и он оставил свой след в мексиканской истории. Память о Хоакине Террасасе до сих пор жива в семьях Чиуауа (на Севере есть традиция "элитных" семей, и существует общинная память, в отличие от более южных штатов Мексики). Устные традиции о "герое Трес-кастильос" до сих пор живы, Вы можете не поверить, но это так - судя по гигантскому присутствию в сети. Более того, самого Панчо Вилью народная традиция даже сравнивала с Хоакином Террасасом - по наличию недюжинного военного таланта. Оба родом из Чиуауа. 

2). Простительная ошибка, ибо Вы не знаете Мексики. Вы, являясь автором книги про "Закон револьвера", упустили из виду важный культурологический момент - Вы думаете, что мексиканцы похожи на американцев. А вот фиг Вам.  :D   Как я упоминала, в Вашей книжке меня поразил такой момент - один бандит убивает другого, чтобы его имя осталось в истории. Потом какой-то тихий гражданин убивает того бандита, чтобы его имя осталось в истории... Потом третий гражданин (или гражданка) пишут мемуары про третьего бандита, - и навсегда остаются в истории...   

Крысиные бега за пиаром.  Как Вы сами пишете (см.выше) - деньги, деньги, деньги!   Новые, так-скать, американские ценности. Убить президента и заработать миллион. Посетить Овальный кабинет в чулочках, и навсегда остаться в истории США как девушка, совратившая Билла Клинтона... Это, уважаемый Юра - американские ценности.  

Мексиканцы - другие. Им, мягко говоря, насрать на всю эту суету (чтобы не сказать хуже). Они один раз сходили на Викторио, попраздновали, попили, поругались, подрались, порыгали по углам - и забыли. Кто оно такой Викторио, чтобы про него помнить? Это прыщавые американские офицеры писали про "сверхчеловеческое существо" и проч., а богатым мексиканцам-ранчеро, как и их силовым структурам, эти индейцы приелись, и, пардон, по старой поговорке - "убить индейца все равно что убить курицу". На юге индейца вообще за человека не считали, а богатые асендадос на Севере вовсе не боготворили индейцев-бандитов, в отличие от своих пеонов. Зачем им нафиг писать мемуары? В тот момент в страну пошли инвестиции, не до этого было. А что касается армии - то оно проворонила момент для славы. (см. Википедию про Викторио - там ошибка, регулярной армии в экспедиции фактически не было). 

Запомните - Мексика это не США. И не переносите американские модели поведения на мексиканцев.

====  

п.с.  Для тех, кто прочитал и ничего не понял - простое, на пальцах,  объяснение.

Англо-саксы любят пиариться, а хиспаникс оно пох№й.:)  Жизнь и так прекрасна.

Примечание: первоначальная запись была опубликована здесь в июле 2012 г.  Дискуссия имела место на форуме сайте Месоамерика.ру.

Комментариев нет:

Отправить комментарий