Translate

воскресенье, 16 декабря 2012 г.

ДЖЕРОНИМО: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

автор: Таракихи


Geronimo's afterlife: lessons of history (key words: S.Barrett, Prescott Bush, Scull and Bones, Marc Wortman, Harlyn Geronimo, NAGPRA, Geff Houser)

1. Джеронимо – легенда жизни
2. Прескотт Буш и тайное общество «Череп и кости»
3. Индейские активисты против Йельского университета
4. Харлин Джеронимо – герой вьетнамской войны
5. Джеронимо – исторический урок

 Легендарный индеец

 Джеронимо

Вождь индейцев-апачей Джеронимо был одним из последних воинов, сложивших оружие по окончании индейских войн. Легендарный индеец прославился многочисленными набегами на мексиканские поселки, отвагой, бесстрашием, и долгим сопротивлением американской армии, которая почти год преследовала горстку его людей. 

Джеронимо родился в 1829 году в Аризоне, в долине реки Гилы (на территории тогдашней Мексики), в племени апачи-чирикауа, и воспитывался как будущий воин. В то время апачи вели кочевой образ жизни, и часто совершали военные походы на мексиканские территории, где грабили, убивали, уводили в плен и чинили разбой. Не меньший урон индейцы приносили и южно-американским штатам.


 Долина реки Гила, где родился Джеронимо



 Официальная историческая наука традиционно рассматривает индейское присутствие на мексикано-американской границе в первой половине 19 века как часть американской истории, и подобная точка зрения довольно прочно заняла место в восприятии индейцев и индейской тематики как американцами, так и другой заинтересованной аудиторией. Лишь недавно новое поколение американских историков стало рассматривать индейское военное присутствие на Фронтире как одну из равноправных сил, влияющих на ход истории американского континента. Индейцы, не менее, а даже и более чем американцы англо-саксонского происхождения имели полное право на проживание на своей родной земле, и их влияние на ход американской истории начинает рассматриваться в новом контексте – как борьба коренных народов за свои права

 В 1858 году Джеронимо потерял свою семью – его мать, жена, трое детей были убиты мексиканской армией, и с тех пор месть мексиканцам стала смыслом жизни будущего вождя. Впоследствии Джеронимо совершил ряд успешных походов на мексиканские территории, а затем, будучи вытесненным на американскую землю, Джеронимо успешно избегал встречи с превосходящими силами противника, и его ловкость и смелость прославили его не только среди своих соплеменников, но и среди американцев

 В 1886 году, после многочисленных боевых столкновений, походов и тягот кочевой жизни, Джеронимо и горстке его людей все же пришлось сдаться войскам генерала Нельсона Майлза. Несмотря на данные при капитуляции обещания, он больше никогда не увидел родной Аризоны, а он сам, его друзья и родня содержались как военнопленные. Джеронимо умер в 1909 году в Форте Силл, Оклахома, его последние пожелания так и не были исполнены, а останки были захоронены на индейском кладбище для интернированных индейцев.

 На склоне лет Джеронимо стал популярен благодаря мемуарам, которые он надиктовал местному американскому исследователю С.Баррету. Слава Джеронимо пережила его смерть, и навеки поместила его имя в военную историю своего народа и Соединенных Штатов.


 В настоящее время Джеронимо является символом народного героя коренных американцев.




Прескотт Буш и общество «Череп и кости» - история раскопки одной могилы

 В 1918 году, через девять лет после смерти Джеронимо, в Форте Силл вместе со своими друзьями находился молодой Прескотт Буш, выпускник Йельского университета, который вызвался служить добровольцем во время Первой мировой войны. Прескотт Буш известен потомкам тем, что он являлся последовательно отцом и дедом двух президентов США (которые тоже впоследствии учились в том же университете), а также тем, что он вместе со своими сокурсниками раскопал могилу Джеронимо, и похитил его череп, несколько костей и уздечку, с которой тот был похоронен. 

 Как известно, Йельский университет (Нью-Хэйвен, штат Коннектикут) считается одним из престижных университетов мира, где воспитывается элита Соединенных Штатов Америки. Прескотт Буш, как многие студенты Йельского университета, был членом секретного студенческого общества «Череп и кости», созданного при Йельском университете в начале девятнадцатого века. Членство в этом секретном обществе традиционно определяет будущую карьеру известных американских политиков, создавая прочную сеть однокашников (old boys’ club). Общество «Череп и кости» известно своими мрачными ритуалами инициации, и является объектом многочисленных конспирологических слухов о связях с иллюминатами.


 "Гробница"

 В штаб-квартире Общества - специальном здании называемом «Гробницей» (“the Tomb”) - хранится ряд ритуальных предметов, которые считаются реликвиями Общества. Ходили слухи, что Общество хранит у себя очень дорогие реликвии - включая череп Панчо Вильи, знаменитого героя мексиканской Революции, и череп одного из президентов США - Мартина ван-Бюрена. Само общество и его реликвии служили для поддержания идеи расовой чистоты американской элиты – идеи о превосходстве белой англо-протестантской расы (WASP supremacy). У Йельского университета есть свой знаменитый лозунг, который знают все студенты - «Keep Yale Yale» (Сохраним идентичность Йельского университета).


 Выпускники Йельского университета - члены тайного общества "Череп и кости"

 Поэтому у молодого Прескотта Буша и его друзей была совершенно прозрачная мотивация для вскрытия могилы знаменитого вождя. Во-первых, погоня за реликвиями была и остается традиционным соревнованием различных студенческих обществ, существующих при Йельском университете. В студенческой среде университета весьма популярно такое явление как “crooking” – различные хитроумные и неправедные способы отъема друг у друга всяких ценных символов и реликвий, причем студенты всячески стараются переплюнуть друг друга в изобретении разных трюков. Череп знаменитого индейца стал бы весьма дорогой, если не главной реликвией для такого известного общества как «Череп и кости».

 Во-вторых, имя Джеронимо, раскрученное к тому времени, уже начинало приобретать популярность. Мемуары Джеронимо, надиктованные им С.Баррету (“Geronimo's Story of His Life”) были опубликованы в 1906 году, еще при жизни Джеронимо, а через три года после его смерти, в 1912 году был выпущен немой фильм «Последний поход Джеронимо» ("Geronimo's Last Raid"). Сам Джеронимо участвовал во всемирной выставке, которая проходила в 1904 году в штате Миссури, где он продавал свои фотографии, да и мемуары свои он решил, видимо, опубликовать на волне популярности других мемуаров – в то время публиковались записки таких прославившихся в американской истории личностей как Дэйви Крокетт – участник обороны форта Аламо, Буффало Билл – одиозная личность шоу-бизнеса Дикого Запада, участник индейских войн Кит Карсон и других. Популярность в США становилась самым ходовым товаром, она превратилась в часть маркетинговой стратегии, называемой merchandising, где погоня за известностью и артефактами стала характерной чертой американской культуры, столь хорошо известной во всем мире. Американская элита не брезговала погоней за славой, а простые американские геростраты и вовсе были готовы на все, чтобы прославиться на чужом имени и на этой славе сорвать свой куш. Вспомним хотя бы историю Малыша Билли (1859-1881) - знаменитого преступника американского Дикого запада. Шериф Пэт Гаррет, которому удалось прикончить Билли, вскоре сам прославился попыткой написать книгу о своем знаменитом противнике, и таким образом, как говорят сегодня, «попиариться» на чужой известности. Известность Малыша Билли и других преступников Дикого Запада была чрезмерно раздута подобными попытками пиара, которые позднее, при создании звукового и цветного кинематографа, создали «героев» голливудских вестернов. 



Малыш Билли ("Билли Кид") 






















Молодых выпускников, намеревающихся раскопать чужую могилу, совершенно не беспокоили моральные принципы и этические нормы – в частности, обязательное ныне в американской культуре толерантность и показное уважение к культуре коренных народов. В то время не было такого понятия, как мультикультурализм, а моральные принципы в элитной среде всегда рассматривались как необходимое руководство для низших классов, и понятия морали намеренно ликвидировались еще при поступлении в клуб тайного общества. 

 Факт раскопки могилы Джеронимо студентами Йельского университета долгое время не получал подтверждения, и считался лишь пустыми слухами. Однако, 2006 году произошел неожиданный случай: Марк Уортман , в то время главный редактор журнала «YaleAlumni Magazine», искал в университетской библиотеке материалы об участии выпускников университета в Первой мировой войне. Среди материалов он неожиданно обнаружил записку, которую написал своему однокашнику один из тогдашних членов общества «Череп и кости». Записка была датирована 1918 годом, и в ней говорится о том, что останки Джеронимо действительно были выкопаны группой выпускников университета, и помещены в «Гробницу» - хранилище штаб-квартиры тайного общества.

 Записка гласила:

 "Череп Грозного Джеронимо, выкопанный из могилы в Форте Силл вашим одноклубником и «Рыцарем» Хаффнером, в настоящее время надежно хранится в «М» [«Могиле»] вместе с бедренной костью, удилами и передней лукой седла".


 Записка дала истории совсем другой поворот - слухи о раскопе могилы Джеронимо приобрели твердую фактическую основу. Как говорит Джудит Шифф, главный архивариус Мемориальной библиотеки Стерлинга (библиотеки Йельского университета), записка «является серьезным доказательством того, что кража имела место. Существует большая вероятность правдивости этой записки, учитывая ее датировку тем же годом». Кроме того, утверждает архивариус, члены тайного Общества традиционно дают клятву всегда говорить друг другу правду, а значит записка не могла быть мистификацией.

 Имя Джеронимо снова было на слуху у всех, и началась его другая жизнь – после популярности.


 Индейские активисты против Йельского университета

  Первые слухи о раскопе могилы Джеронимо появились еще в восьмидесятых годах. Осквернение могилы вождя наносило удар по самосознанию индейцев, и причинило несомненный вред репутации племени апачей и их традиционному уважению к своим предкам. Традиция требовала, чтобы останки вождя вернулись на родную землю – такова была последняя воля самого Джеронимо.

 Осенью 1983 года апачи Белой Горы (White Mountains Apache Tribe) штата Аризона объявили о своей заинтересованности в возвращении останков Джеронимо. Индейский активист Нед Андерсон заявил, что останки Джеронимо принадлежат всему племени апачей, и являются их достоянием. После горячих дебатов представители разных бэндов аризонских апачей собрались на совместную встречу в Форте Силл, в Оклахоме. Местные силовики были против сбора апачей в форте (так как в форте в настоящее время размещается Артиллерийская школа), поэтому разрешения на встречу пришлось добиваться у самого губернатора Оклахомы. Первая встреча практически ничего не дала, однако обозначила намерения апачей отстаивать свои интересы.

 Попытки вернуть останки Джеронимо впервые стали известны широкой публике в 1986 году. В то время Нед Андерсон, будучи Президентом племенного союза апачей Белой Горы, инициировал индивидуальную кампанию за перемещение останков Джеронимо из Форта Силл в Аризону. Кампания Неда Андерсона вскоре приобрела широкую известность и вполне вписалась в тенденцию репатриации могил индейцев, которая в 1990 году приняла форму федерального закона США «О защите и репатриации могил коренных американцев».

 Надо заметить, что подобные проекты и законодательные акты не являются чем-то изолированным и уникальным – в ознаменовании эпохи деколонизации, по всему миру стали проходить кампании коренных народов, требующих возвращения своих реликвий на землю предков. Эта инициатива была поддержана в ООН как право коренных народов на свою интеллектуальную собственность, и впервые зафиксирована в ВсемирнойДекларации в отношении культурного развития коренных народов (1988 год). Имеются успешные примеры возвращения артефактов из мировых музеев обратно, во владение тех племен и народностей, которым они ранее принадлежали. В частности, активисты народа маори Новой Зеландии при поддержке своего правительства проводят большую кампанию по репатриации так называемых «голов маори» - высушенных или забальзамированных голов маорийских воинов, которые в первые годы европейской колонизации (в начале 19 века) были весьма ходовым товаром для предприимчивых торговцев, ловко пользующихся правовым «беспределом» который царил в портах Новой Зеландии до заключения Договора с Британской короной в 1840 году. Ходовой товар вызвал целую "охоту за головами". Традиционно, головы маори были украшены татуировкой, причем иногда татуировку делали уже после декапитации тела, и продавали в Европу как экзотический колониальный сувенир. Впоследствии большинство подобных «сувениров» осели в европейских музеях. Правозащитные организации народа маори добились возвращения более пятисот таких голов на свою землю, так как культ уважения к предкам является одной и базовых составляющих культур коренных народов мира.


 Засушенная голова маори



 После того как инициатива Неда Андерсона приобрела популярность, он неожиданно получил анонимное письмо где утверждалось, что похищенный из могилы череп Джеронимо до сих пор хранится в обществе «Череп и кости», при Йельском университете. Анонимный автор приложил фотографию стеклянного бокса, где якобы хранился череп, и копию из реестра секретного общества, где под псевдонимами сообщались настоящие имена тех выпускников, которые когда-то раскопали могилу в Форте Силл. Вот имена этих выпускников: Эллери Джеймс, Генри Нил Мэллон, Прескотт Буш и Чарльз Хаффнер. По сообщениям анонима (который якобы сам был членом Общества), череп Джеронимо использовался во время тайных четверговых и воскресных ритуалов (говорили, что во время ритуалов из черепа даже пьют бренди).

 Индейские активисты пришли в негодование. Через своего адвоката Нед Андерсон обратился в ФБР для возбуждения должного расследования. В ФБР согласились начать дело, но потребовали от Неда Андерсона предоставить доказательства и полностью устраниться от участия в расследовании. Однако, такой поворот уже не устраивал Андерсона – возбуждение уголовного дело вряд ли помогло бы апачам вернуть себе останки Джеронимо, поэтому он решил продолжать свою кампанию путем переговоров.

 Опять же при помощи своего адвоката, Андерсон запросил встречи с Джонатаном Бушем – сыном Прескотта Буша. У семьи Буш тоже был свой адвокат - Эндикотт Пибоди Дэйвисон, сын того самого Труби Дэйвисона , которому в далеком 1918 году была адресована таинственная записка, найденная в библиотеке Йельского университета. ТрубиДэйвисон, выпускник Йельского университета, в годы Первой мировой войны был известным авиатором (именно поэтому Марк Уортман наткнулся на записку в поисках материалов о Первой мировой войне), а впоследствии он был сначала начальником кадрового отдела ЦРУ, а потом директором Нью-Йоркского музея Естественнойистории.   Кстати, в бытность свою директором Музея, Труби Дэйвисон придерживался традиционной выставочной политики, где «индейцы» были представлены в виде набитых чучел в стеклянных витринах. 

 Сначала Джонатан Буш не захотел встречаться с индейским активистом, однако тот был настойчив, и вскоре встреча состоялась на территории Йельского университета. На встрече присутствовали как сам Джонатан Буш, так и адвокат Эндикотт Дэйвисон – сыновья тех добровольцев, которые много лет назад раскопали могилу Джеронимо. Впоследствии Андерсон рассказал журналистам, что во время встречи представители Общества «Череп и кости» показали ему стеклянный бокс, весьма похожий на фото, присланное анонимным автором. Однако, в боксе находился очень маленький череп – возможно, он принадлежал ребенку. Члены Общества утверждали, что это единственный череп, который находится в их распоряжении, и другого у них никогда не имелось. Адвокат Дэйвисон предложил активисту забрать стеклянный бокс с черепом и подписать мировое соглашение, которым участники встречи отказывались от дальнейших претензий друг к другу. Андерсон отказался взять бокс с черепом, так как посчитал, что его обманывают.

 Андерсон направил жалобу на имя конгрессменов от Аризоны - Морриса Юдэлла и Джона Маккейна (именно того самого, который ныне известен своими анти-российскими высказываниями), однако безуспешно. Джордж Буш-старший, в то время президент Соединенных Штатов, отказался встретиться с Андерсоном.

 Андерсон вновь написал конгрессмену Юдэллу, и приложил фотографию черепа, который находился в витрине здания «Гробницы». На фотографии был представлен сам череп, а рядом с ним в качестве этикетки висела фотография живого Джеронимо. На этот раз, для большей достоверности, Андерсон разыскал и приложил к фотографии отрывки из Истории тайного общества, написанной в честь его столетнего юбилея, который отмечался в 1933 году.

 История Общества цитирует животрепещущий рассказ очевидца и участника раскопки могилы:

«Во время войны в артиллерийскую школу Форта Силл, Оклахома, была направлена экспедиция, которая принесла Гробнице ее самый ценный «экспонат» - череп Грозного Джеронимо, индейского вождя, насобиравшего 49 скальпов белых людей. Группа из четырех студентов выпускного курса [] приняла все меры предосторожности ибо, как выразился один из них, «Шесть армейских командиров, обирающих могилу, вряд ли будут хорошо выглядеть в газетах».

 Далее следовало описание самого напряженного момента вылазки:

«Тишину прерии нарушал лишь звон лопаты, ударяющейся о камни, и глухой стук земли. Мы взломали дверь топором, и Пат[риарх] Буш протиснулся в гробницу и начал копать оттуда. Мы копали по очереди, и по очереди стояли на карауле… Наконец-то Пат[риарх] Эллери Джеймс вытащил уздечку, а за ней луку седла и какие-то гнилые обрывки кожи и дерева, а затем, из глубины выкопанной ямы, Пат[риарх] Джеймс вытащил и сам череп…Мы быстро забросали могилу землей, прикрыли дверцу и поспешили в казарму, в комнату Пат[риарха] Мэллона, где мы стали расчищать кости. Сам Пат[риарх] Мэллон уселся на полу, и принялся отчищать кости карболовой кислотой. Вскоре череп совсем очистился, только местами на нем виднелась плоть и немного волос. Я принял душ и завалился спать… совершенно счастливым человеком».

 Однако, подобные свидетельства тоже не помогли, и обращение к сенаторам осталось без ответа. Нед Андерсон сказал журналистам: «Везде, куда я обращался за помощью, я натыкался на барьеры. Я обращался к Моррису Юдаллу еще до того как тот умер, и к Джону Маккейну – и они мне ничем не могли помочь. Мне же надо добиться хотя бы одного слушания в Конгрессе – чтобы я смог представить те доказательства, которые у меня имеются».

 Шум, поднятый в прессе вокруг черепа Джеронимо, был весьма нежелателен для тогдашней администрации. В 1988 году (когда Джордж Буш старший был вице-президентом США) газета Вашингтон Пост опубликовала статью с заголовком «Скандальный череп: отец Буша раскопал могилу Джеронимо?» В той статье была приведена краткая цитата из упомянутой Столетней истории тайного Общества: «Мы взломали дверь топором, и Пат[риарх] Буш протиснулся в гробницу и начал копать оттуда». В статье также упоминалось о той самой встрече между Андерсоном и представителями общества, которая имела место в Йельском университете, и о мировом соглашении, который предлагалось подписать Неду Андерсону. Как впоследствии вспоминал сам Нед Андерсон, формулировки того документа показались ему крайне оскорбительными для индейцев.

 Несмотря на широкую известность, которую приобрел этот инцидент из-за шумихи в прессе, одно из главных доказательств – цитируемый рассказ из Истории общества «Череп и кости» – был объявлен мистификацией, а упоминание семьи Буш в отношении раскопки могилы Джеронимо постарались тихо спустить на тормозах.

 Интересна дальнейшая судьба тех молодых людей, которые когда-то раскопали могилу Джеронимо. Через три года после того инцидента с раскопкой могилы, Генри Нил Мэллон (тот самый, что сидел на полу и чистил кости карболкой) стал шафером на свадьбе Прескотта Буша. Впоследствии семья Буш назначила Мэллона президентом принадлежащей им нефтяной компании Dresser Industries (в 1998 году поглощенной крупнейшей нефтяной компанией Halliburton, которой руководил Дик Чейни, впоследствии вице-президент при Джордже Буше). В свою очередь, Генри Мэллон принял к себе на работу молодого Джорджа Буша – сына своего однокашника Прескотта Буша, а молодой Джордж Буш (впоследствии называемый Джордж Буш-старший) назвал именем Мэллона своего четвертого сына (брата бывшего президента Джорджа Буша-младшего). Круговая порука и тайное братство общества «Череп и кости» по-прежнему свято блюдется, и чужих в свои тайны оно никогда не допустит.

 До сих пор так никто и не знает, чей череп использует тайное общество «Череп и кости» в своих ритуалах. Некоторые исследователи пришли к заключению, что в далеком 1918 году члены Общества действительно выкопали чьи-то останки, но они не были останками Джеронимо. Дэвид Миллер, профессор истории из университета Оклахомы утверждает, что настоящая могила Джеронимо еще до двадцатых годов прошлого века густо поросла травой и долгое время оставалась безымянной, пока местный библиотекарь Форта Силл не убедил апачей разыскать могилу Джеронимо и сделать соответствующую надпись. «Я предполагаю, - сказал Миллер, - что в Форте Силл действительно кого-то выкопали, и это действительно мог быть индеец – но не обязательно Джеронимо».


 Харлин Джеронимо – ветеран вьетнамской войны

 Индивидуальная кампания индейского активиста Неда Андерсона так и окончилась ничем, однако она получила продолжение в 2009 году – к столетию смерти Джеронимо. Несмотря на то, что племена апачей в разных штатах действовали разрозненно, слухи об усилиях Андерсона достигли Нью-Мексико, где проживал пра-правнук Джеронимо – индеец-мескалеро Харлин Джеронимо. Харлин Джеронимо объявил, что Нед Андерсон должен остановиться, и перезахоронение знаменитого вождя и прадеда переходит из рук индейских активистов в частные руки родни и потомков Джеронимо, апачей-мескалеро. Несмотря на то, что Нед Андерсон старался представить перезахоронение Джеронимо общим делом всех апачей, мескалеро, проживающие в Нью-Мексико, посчитали, что аризонские апачи начали кампанию исключительно в рекламных целях, для привлечения туристов на будущую могилу.

 Разногласия среди апачей были вполне серьезными - Харлин Джеронимо пригрозил Неду Андерсону, что если тот не прекратит свои поползновения и не успокоится, то апачи-мескалеро будут ходатайствовать о наложении санкций на апачей Белой Горы. «Мы спросили их: а как бы вы себя чувствовали, если бы мы пришли на ваше кладбище в Аризону, и стали бы командовать захоронением ваших умерших родственников?» После того, как Харлин Джеронимо озвучил свое предупреждение через агентство Associated Press, Неду Андерсону пришлось отойти от этого дела.


 Харлин Джеронимо, правнук знаменитого вождя, родился и вырос на ранчо в Нью-Мексико, служил в армии, воевал во Вьетнаме, не раз привлекался к деятельности в Совете племени, и в настоящее время является, как ныне говорят, хранителем традиций своего народа. Когда в прессе поднялась шумиха вокруг имени его предка, Харлин Джеронимо стал появляться на публике и давать многочисленные интервью. Возможно, тот уровень паблисити, которого добился своей кампанией Нед Андерсон, дал возможность правнуку Джеронимо привлечь на свою сторону общественное мнение, и собрать для поддержки этого дела необходимых специалистов: адвокатов, антропологов, археологов и патологоанатомов. Как признался Харлин, такое дело как перезахоронение останков известной личности не делается за один раз – требуется большая подготовка, связи с общественностью и организационная работа. Иногда требуется поддержка других подобных групп – по словам самого Харлина, однажды он даже был приглашен в Нью-Мексико на эксгумацию останков легендарного преступника Малыша Билли -  инициативная группа по идентификации останков пригласила известного индейца для большей гласности. 
Интервью с Харлином Джеронимо (на английском языке).

 Главная задача проекта Харлина Джеронимо – перезахоронение останков его прадеда на родной земле, в долине реки Гила – которая в Старой Мексике считалась территорией Аризоны, а ныне входит в состав штата Нью-Мексико. Также, Харлин намеревался издать новую биографию Джеронимо – не ту, что была издана в начале 20-го века в редакции С.Барретта, а другую - основанную на устной семейной традиции, бережно передаваемой из поколения в поколение. Эта часть проекта вполне удалась – новая книга Харлина Джеронимо «По следам Джеронимо» была издана в 2008 году в соавторстве с Корин Сомбрун – французской журналисткой, пианисткой и композитором, которая по всему миру неустанно изучает шаманские практики и их влияние на человека. Книга была издана на французском языке (“Sur le pas de Geronimo”, Corine Sombrun, Harlyn Geronimo), и Харлин Джеронимо специально приезжал в Париж, чтобы присутствовать на ее презентации. 



 По словам соавторов этой книги, история жизни Джеронимо зазвучала так, как ее никто никогда не слышал. Вместе с авторами, читатель путешествует к истокам реки Гилы, где родился Джеронимо, и по дороге слушает историю жизни его правнука – Харлина Джеронимо, о жизни современных индейцев-апачи, об их чаяниях и надеждах, об их искусстве и о трудностях, которые им приходится преодолевать. Для старого вождя и его правнука главный урок жизни – как остаться самим собой, остаться индейцем апачи.

’Bi da a naka enda – Будь храбрым, как твои предки, и встречай врага лицом к лицу.


 Джеронимо – исторический урок
  
 В мае 2011 года на слушаниях сенатской комиссии по делам индейцев Харлин Джеронимо дал свидетельские показания о расистских стереотипах в отношении коренных народов Америки. В своем заявлении он потребовал от Президента Барака Обамы и Министра обороны Роберте Гейтса дать объяснения по поводу неуместного применения имени его предка для кодового названия операции по устранению исламского террориста Осамы бин-Ладена (операция называлась «Джеронимо»)



 Для многих коренных американцев название «Джеронимо», данное этой операции, явилось настоящим оскорблением – ведь индейцы тоже регулярно служили в войсках США, а сам Харлин Джеронимо, праправнук знаменитого вождя, дважды служил во Вьетнаме, а его отец, индеец-мескалеро, участвовал в высадке союзных войск во Франции. 

 Всем известно, что военные США не раз использовали имена индейцев для своих целей – по традиции, во время Второй мировой войны американские десантники перед прыжком с самолета кричали - «Джеронимо!», а позднее разным моделям боевых вертолетов стали давать индейские имена – такие как «Апачи» и «Черный ястреб». Обращаясь к президенту Обаме, Харлин Джеронимо заявил, что какую бы цель ни преследовали военные, использование индейских имен является «возмутительным оскорблением и большой ошибкой».



 Джефф Хаузер (Jeff Houser), председатель племени апачей Форта Силл, тоже обратился к президенту США с письмом, где утверждал, что использование имени Джеронимо для операции по устранению террориста является не временной ошибкой, а намеренно неверной трактовкой роли индейского населения в истории Америки. 

 “Мы считаем, что использование имени Джеронимо в качестве кодового названия для операции по устранению бин-Ладена является полным непониманием исторической роли Джеронимо и его вооруженной борьбы против правительств Соединенных Штатов и Мексики» - заявил Хаузер. «Как бы то ни было, сравнение Джеронимо или любого другого американского индейца с бин-Ладеном – террористом и виновником массовой гибели людей – является оскорблением и большой обидой для индейцев».

 Вождь апачей Джеронимо стал живой легендой и символом индейцев-апачи именно в ходе своего успешного сопротивления американским войскам. Главным условием своей капитуляции в 1886 году Джеронимо назвал возвращение на родную землю – там, где ныне Аризона граничит со штатом Нью-Мексико. Вместо того, чтобы выполнить его просьбу, американское правительство интернировало его и его родных без суда и следствия – этот правовой прецедент до сих пор рассматривается экспертами в современных дебатах о конституционности задержаний заключенных в тюрьме Гуантанамо.



 Джеронимо и его семья в ссылке.

 Достойно удивления, как непоследовательно Америка любит своих непокорных героев, и как жестоко она их ломает. Поверив обещаниям американских военных, военнопленный Джеронимо так и не увидел больше родной земли – он провел несколько лет во Флориде и Алабаме, а затем жил до конца своей жизни в Оклахоме. Вместе с родными он занимался полевыми работами, пас скот, и получал небольшую выручку от продажи открыток с собственными изображениями, мелких сувениров и собственных автографов. По желанию правительства Соединенных Штатов когда-то грозный вождь, наводивший ужас на целые поселки, стал пародией на самого себя. Система мерчендайзинга сделала свое дело – превратила гордость, отвагу, и угрозу народа в клоунаду и насмешку. В 1905 году Джеронимо принимал участие в параде по случаю инаугурации президента Рузвельта, и когда президенту задали вопрос – «Зачем Вы пригласили Джеронимо на парад?», - Президент ответил: «Я хотел показать людям хороший спектакль».

 Так закончил свою жизнь человек, которого газета Нью-Йорк Таймс однажды назвала «кровожадным, изворотливым, невероятно жестоким и свирепым». Жизнь Джеронимо, по мнению многих в США, является яркой иллюстрацией к старой американской поговорке: «Хорошийиндеец – мертвый индеец».

(воспроизведено с письменного разрешения владельца сайта mesoamerica.narod.ru)

Комментариев нет:

Отправить комментарий